,
Любопытно
{sape_links}
Опросы
Какой термин точнее обозначает нездоровую любовь к отечеству?
Патриот
Патриофил
Педриот
Потреот
Поцреот


Показать все опросы
Поделиться
Поддержать проект
Объявления
Календарь
«    Февраль 2013    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728 
Архив новостей
Сентябрь 2019 (1)
Май 2019 (1)
Апрель 2019 (1)
Декабрь 2018 (1)
Ноябрь 2018 (1)
Февраль 2018 (1)
RSS
В конце марта в Рязани пройдут практические занятия по эксплуатации мобильного десантируемого храма с десантированием модуля-прицепа из самолета Ил-76. А в апреле священнослужители разных родов войск соберутся на сбор по окормлению разведчиков, морпехов и спецназа.


Как сообщает пресс-служба ВДВ со ссылкой на главного священника ВДВ Михаила Васильева, в марте на базе Рязанского десантного училища пройдут учения священников-десантников, окормляющих военнослужащих воздушно-десантных и десантно-штурмовых войск. Венцом мероприятия называют десантирование мобильного храма в виде модуля-прицепа из самолета Ил-76. В апреле в 45-м отдельном полку специального назначения в Московской области пройдет сбор священнослужителей видов, родов войск и военных округов на тему «Особенности обеспечения отправления культа в разведывательных частях, частях специального назначения и морской пехоте». 


В январе-феврале священники "оказывали содействие в обеспечении учебно-тренировочных прыжков молодого пополнения". Дьякон Сергий (Якименко), иерей Андрей (Шеломенцев) и протоиерей Савва (Щербина) выполнили прыжки в составе корабельных групп «перворазников» - с целью поднятия боевого духа молодых бойцов. А последние дни февраля священники Патриаршего подворья при штабе ВДВ окормляли военнослужащих на базе учебно-тренировочного комплекса 76 десантно-штурмовой дивизии «Струги Красные». 

Фото (С) desantura.ru.
26 февраля я написал третье письмо главному узнику совести современной России Борису Стомахину, а на следующий день правозащитница, член московской ОНК Анна Каретникова побывала в СИЗО-4 "Медведь" и встретилась с Борисом Стомахиным. В ходе мини-дискуссии по итогам этого визита я высказал несколько тезисов в защиту Стомахина, которые посчитал важным оформить отдельной заметкой.


Да, я знаю, что Борис Стомахин - радикальный публицист. Это все знают. Это невозможно да и не нужно отрицать. С точки зрения радикальной публицистики, возможны любые способы заострения и усиления позиции. Вы же человек, профессионально работающий со словом, значит, мне не нужно тратить время на длительные объяснения об особенностях различных стилей и т.п. Но тут есть несколько существенных моментов, которые очень важно понимать, не поддаваясь привычке транслировать устойчивые штампы.

Во-первых, публицистика, по сути, является формой выражения мнений, в отличие от различных форм текстов императивного назначения.

Во-вторых, все тексты, содержащие в той или иной форме "призывы убивать русских", очевидным образом являются метафорами, усиливающими ясную коннотацию "ликвидации агрессивного человеконенавистнического режима", а отнюдь не непосредственным руководством к фактическому уничтожению любых граждан России.

В-третьих, следует четко разделять абстрактные и безадресные "призывы", даже если они являются сверхжестокими, от реальных призывов, обращенных к людям, находящимся в прямой или хотя бы в косвенной зависимости от их источника. В ситуации со Стомахиным всем очевидно, что никаких реальных последствий его "призывы" и "оправдание террора" не имело и не могло иметь.

Таким образом, речь идет в чистом виде о выражении личного мнения, пусть и в крайне экспрессивной или даже нетерпимой форме, причем, сделанном в рамках общественной дискуссии по важнейшему вопросу, каковое право является неотъемлемым гражданским правом, лежащим в основании современной демократической системы.

Очень грустно, что эти все аргументы не только серьезно не обсуждаются, но просто игнорируются, а большинство номинальных правозащитников по факту полностью солидаризируются с репрессивной подлоохранительной системой.

... Спорить - как можно более содержательно - нужно как раз в паблике. Потому что именно уход от обсуждений и подмена их некритичной трансляцией устойчивых (и часто навязанных в манипулятивной схеме) мифов и штампов - самое страшное. Именно это, вообще говоря, и сформировало ту систему, с которой мы не согласны и которую хотели бы изменить. И "Дело Стомахина" - как и близкие к нему "Дело Войны", "Дело Pussy Riot" и "Дело Квачкова" - наилучшим образом подходят именно для публичных дискуссий, поскольку позволяют предельно заострить самые важные моменты общественной ситуации.