,
Любопытно
Опросы
Ваше отношение к уголовному преследованию Бориса Стомахина?
Поддерживаю арест и суровое наказание
Ограничиться штрафом
Немедленно отпустить и извиниться


Показать все опросы
Поделиться
Поддержать проект
Объявления
Календарь
«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 
Архив новостей
Февраль 2018 (1)
Декабрь 2017 (1)
Ноябрь 2017 (2)
Июль 2017 (1)
Июнь 2017 (1)
Апрель 2017 (1)
RSS
Родина мать моя женщина
Политолог Георгий Бовт в заметке в Газете.ру открыл для себя и читателей исследования голландского социолога Гирт Хофстеде (Geert Hofstede), которого он упорно именует Хофстедом. Весьма примечательно и то, как аналитик, забывая о рефлексии, постоянно использует местоимение "мы" для описания России и ее сообщества.

Далее - слегка адаптированная выжимка из статьи Бовта, мое резюме и иллюстрация с сайта-первоисточника.

В методике Хофстеда (см. в подвале ссылку на сайт исследовательского Центра Хофстеде) используются следующие метрики, применяемые в ходе социологических опросов:
  • PDI (power distance index, или "индекс авторитаризма") показывает, насколько менее влиятельные члены сообщества воспринимают неравномерное распределение власти (и ее узурпацию) как норму. В странах с высоким уровнем PDI люди благоприятно воспринимают авторитарные и патерналистские модели, им так просто комфортнее жить и работать. 
  • IDV («индекс индивидуализма») учитывает степень свободы индивидуумов от группового влияния. В более индивидуалистических обществах акцент делается на личный успех и личные права, права человека, тогда как в коллективистских обществах индивид воспринимается не сам по себе, а прежде всего как член какой-то группы, сообщества. В таких обществах принято говорить скорее «мы с друзьями», нежели «я и мои друзья». 
  • UAI (uncertainty avoidance index — индекс «избегания неопределенности»). Чем он выше, тем сильнее стремление избежать неожиданностей, рисков, такие общества также характеризуются большей эмоциональностью, они предпочитают постепенные изменения. Их антиподы, напротив, чувствуют себя более комфортно в меняющейся реальности, они более прагматичны, более терпимы к переменам, ко всяким необычным проявлениям, в том числе поведенческим (типа гомосексуализма). 
  • MAS (от слова masculinity – мужественность, мужское начало). В обществах более «мужских» почитаются соревновательность, конкуренция, утверждение собственного «я», материализм, амбиции, личная влиятельность и личный успех. Тогда как «женские» общества ценят личные отношения и качество, спокойствие жизни. 
  • LTO (long term orientation – ориентация на долгосрочное планирование). Иначе его называют «конфуцианский динамизм». Он характеризует временные горизонты того или иного общества. «Долгосрочно ориентированные общества» больший акцент делают на будущее, они ценят результаты и вознаграждение за усилия, а также упорство, бережливость и способность адаптироваться к переменам. В обществах с коротким горизонтом видения ценностные ориентации в основном связаны либо с прошлым, либо с настоящим, там почитают традиции, сохранение лица, взаимность и выполнение социальных обязательств. 
Россия также измерена по методике Хофстеде в ходе масштабного исследования Центра Хофстеде в Голландии. Получилось вот что.

По «индексу авторитаризма» в своей поведенческой культуре, 93 из 100, Россия входит в топ-десятку стран мира. Схожие показатели у азиатских, арабских и ряда латиноамериканских стран (на противоположном конце – Скандинавия, Германия, в США PDI около 40, в Китае близок к 80). Сравнение показателей России, США и Китая см. на диаграмме ниже.

По «индивидуализму» у России ожидаемо скромные 39 баллов (в США около 90, в Китае – 20), еще скромнее с «мужественностью» (36 баллов, в США 62–63, примерно столько же в Китае). Россия - типично «женская» страна. Психологи считают естественным сочетание этого показателя с высоким PDI. Считается, что россияне склонны приуменьшать свои личные успехи и возможности, они сдержанны в «ячестве». Это логично предопределяет скромное положение и скромное общественное признание в России тех, кто в большей степени как раз зависит от личных достижений – докторов, ученых, исследователей. «Доминирующее» поведение альфа-самца благосклонно принимается от «начальника», но не поощряется массовым сознанием в исполнении «простых смертных» (не по чину берешь, не по Сеньке шапка и т. д.).

По «избеганию риска» россиянам, пожалуй, мало равных в мире – 95. Будущее в России никогда не известно, русские скорее позволят ему «случиться», нежели попытаются взять контроль над ним в свои руки (от судьбы не уйдешь, от сумы и тюрьмы не зарекайся). Но в ситуации неопределенности им крайне некомфортно. Собственно, именно на этой логике построена вся деятельность кафкианской государственной бюрократии в России – как бы чего не вышло. При этом сам факт составления планов успокаивает, создавая иллюзию определенности. Как и параноидальный бюрократический контроль за всем и вся.

Для примера - сравнение показателей России, Китая и США:

Изучая Россию, ученые делают оговорку: для новых поколений россиян характерна эволюция показателей основных индексов в сторону большей «глобализации», в сторону более успешных стран. Но насколько долгой будет эта эволюция, не повернется ли вспять под воздействием реакционной политики и пропаганды? Будет ли она адекватна вызовам времени?

Кстати, насчет последнего индекса – LTO, «долгосрочная ориентация» (показатель для США – 30, для Китая – зашкаливающие, беспрецедентные в мире 120) – у исследователей Центра Хофстеда значится примечание: «данных по России нет».

Резюме: для российской ментальности характерны ярко выраженное женское начало, глубоко - до сакральности - укорененное раболепие перед начальством любого рода, низкий уровень индивидуализма, панический страх рисков ("лишь бы не было войны и революции") и исчезающе малая готовность планировать свое будущее.

Сайт Центра Хофстеде

  • 4 апреля 2013 |
  • 10:04 |
  • Добавил: KoV |
  • Комментарии: 0
  • |
  • Просмотры: 1720
  • |
Похожие материалы: