,
Любопытно
Опросы
Ваше отношение к уголовному преследованию Бориса Стомахина?
Поддерживаю арест и суровое наказание
Ограничиться штрафом
Немедленно отпустить и извиниться


Показать все опросы
Поделиться
Поддержать проект
Объявления
Календарь
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 
Архив новостей
Июль 2017 (1)
Июнь 2017 (1)
Апрель 2017 (1)
Февраль 2017 (1)
Январь 2017 (3)
Декабрь 2016 (2)
RSS
Борис Стомахин: экстремизм или радикальное искусство?
Утром десятого июля неизвестные активисты вывесили в центре Петербурга баннер в поддержку политзаключенного Бориса Стомахина - радикального публициста, имя которого в последнее время упоминается в прессе и на оппозиционных митингах все чаще – в связи с ситуацией со свободой слова и другими правозащитными сюжетами. Баннер с текстом «Свободу Борису Стомахину» был вывешен на ограде Казанского собора.



Как объяснили участники акции, место ее проведения было обусловлено тем, что сегодня вечером в Казанский собор прибывает глава РПЦ патриарх Кирилл, а Стомахин известен своей непримиримой антиклерикальной позицией. "В связи с одиозностью Бориса Стомахина как публициста, мало кто решается открыто выступать в его поддержку. Мы считаем необходимым его поддерживать, поскольку Бориса судят за "мыслепреступления" - взгляды и слова. Такие преследования в России возведены в ранг государственной политики и угрожают каждому, кто не поддерживает политический курс Путина", - заявляют активисты.

Напомню, что Борис Стомахин был арестован 20 ноября 2012 года, и сейчас находится в московском СИЗО №4 ("Медведь"). 3 июля Бутырский райсуд г. Москвы в очередной раз продлил ему срок содержания под стражей. Мотивировано это было тем, что Стомахину требуется время, чтобы полностью ознакомиться с уголовным делом. А дело немаленькое — семь томов. Напомню, Стомахину инкриминируются: возбуждение ненависти либо вражды (ч.1 ст.282), призывы к экстремизму (ч.1 ст.280), оправдание терроризма (ч.1 ст.205.2), приготовление к публичному оправданию терроризма с использованием СМИ (ч.1 ст.30, ч.2 ст. 205.2). Причем под СМИ в данном случае имеются в виду личный блог Стомахина, сайт радикальной либертарианской оппозиции "Сопротивление", а также самиздатовская газета "Радикальная политика", выходившая небольшим тиражом.

Уголовные дела по перечисленным статьям в нынешней России - не редкость. Их гораздо больше, чем кажется даже многим из тех, кто внимательно следит за политической обстановкой в стране, даже правозащитникам, отслеживающим репрессии по политическим мотивам. Связано это с тем, что люди, проходящие по таким делам, зачастую предпочитают молчать, боясь усугубить свое положение. Тем более, что в основной массе это не активисты каких-либо политических движений, а простые граждане, не имеющие наработанных контактов с журналистами и правозащитниками. Вот и прессуют людей потихоньку, при гробовом молчании СМИ. Разве что на каком-нибудь региональном сайте промелькнет краткая информация, полученная от полицейских пресс-служб, об очередном "экстремистском" деле: "Мосгорсуд огласил приговор обвиняемой в призыве к терроризму", "В Адыгее вынесен приговор автору экстремистских статей", "Девушка из Минусинска задержана за пропаганду терроризма", "За экстремизм в соцсети осудили жительницу Воронежа", "Краснодарские следователи возбудили уголовное дело в отношении местного жителя, подозреваемого в разжигании межнациональной розни", "Вологжанин обвиняется в публичном оправдании терроризма" - подобных сообщений довольно много. А за всеми этими анонимными формулировками — живые люди. Борис Стомахин – лишь один из них, в силу ряда причин – наиболее известный. На его примере стоит взглянуть на то, до какой степени правовой является нынешняя борьба против «пропаганды терроризма». Кроме того, дело Бориса Стомахина представляется наиболее интересным среди прочих "экстремистских" дел, поскольку оно объединило в себе все статьи нынешнего УК, карающие за высказывание своего мнения.

О том, насколько абсурдны обвинения в адрес Стомахина, свидетельствует хотя бы то, что в числе прочего ему вменяется, цитирую: «оправдание деятельности террористов, убивших Александра Второго». То есть, революционеров из «Народной Воли», которых в советское время считали героями, писали о них восторженные книги, ставили им памятники, называли улицы их именами — и во многих российских городах эти названия сохранились до сих пор. Уж не говоря о том, что Стомахин, вообще-то, и не является автором инкриминируемого ему текста «К годовщине цареубийства», который был написан в качестве сопроводительного материала к баннеру «1881-2011. Ваш подвиг не забыт», вывешенному петербургскими активистами на ограде Екатерининского канала напротив храма Спаса-на-Крови. Акция была приурочена к 130-летию со дня приведения народовольцами в исполнение смертного приговора императору Александру II — 13 марта по новому стилю. В это время Борис Стомахин еще находился в лагере и таким образом, максимум, что ему можно было бы вменить по данному эпизоду — это перепечатку чужого материала.

Хочу напомнить также, что это уже не первый случай репрессий в отношении Стомахина. До этого против него неоднократно возбуждали уголовные дела за статьи в самиздате и интернете, а также административные дела за различные «несанкционированные» акции протеста. В 2006 году он был арестован и осужден на пять лет общего режима по ст.280 и 282 УК РФ. Срок отбывал в колонии поселка Буреполом Нижегородской области. Находясь в заключении, продолжал писать статьи, передавая их на волю для публикации. На мой взгляд, "Буреполомский дневник" Стомахина — одно из самых ярких документальных произведений XXI века о жизни на российской зоне, по значимости вполне сравнимое с воспоминаниями о советских лагерях таких авторов, как Варлам Шаламов и Анатолий Марченко. Казалось бы, странно, но факт: Стомахин - единственный из политзаключенных современной России, кто открыто выступил не только против государственной власти в разных ее ипостасях, но и против навязываемой уголовниками кастовой системы, отказавшись признавать их "понятия". Он имел смелость заявлять, находясь на зоне, что вся эта лагерная иерархия - полная чушь, и что по большому счету между "пацанами", "мужиками" и "петухами" принципиальной разницы нет. О том, как это все было, он рассказал в своем «Дневнике»…

Мне довелось познакомиться с Борисом Стомахиным в оффлайне вскоре после его первой отсидки. Почему-то считается хорошим тоном, даже среди высказывающихся в его поддержку, упрекать его в ненависти к окружающим. Но в личном общении Стомахин производит впечатление человека доброго и мягкого. Любит кошек — в "Буреполомском дневнике" есть немало теплых слов о том, как кошки помогали ему хоть немного скрасить существование на зоне. С ним всегда есть о чем поговорить, причем необязательно о политике. Чего в нем совсем нет — так это рисовки, стремления кому-то понравиться. То есть, нет того, что представляет собой основную черту большинства российских политиков — как провластных, так и оппозиционных. Все они, насколько я могу заметить, стремятся говорить только то, что от них хотят услышать в данный момент, а не то, что они думают на самом деле и что, быть может, позволило бы сдвинуть политический процесс с мертвой точки, на которой он замер. На этом популистском фоне человек, который высказывает свое собственное мнение, к тому же радикально заостренное, смотрится, по меньшей мере, странно.

Думаю, все дело в том, что Стомахин, несмотря на то, что писал он преимущественно на политические темы, почему и попал за решетку, не является политиком в строгом смысле этого слова. Его творчество — это, прежде всего, искусство. На мой взгляд, высказывания Стомахина — как по форме своей, так и по содержанию, - очень напоминают изречения библейских пророков, в которых современные эксперты, к слову, при желании тоже могли бы найти сколько угодно "призывов к экстремизму". А среди наших современников на него больше всего похожи такие представители радикального искусства, как солистки Pussy Riot Надежда Толоконникова и Мария Алехина, чьей акции в Храме Христа Спасителя Стомахин неоднократно высказывал поддержку. При этом в обоих случаях радикальный акционизм заключался не столько в написанных статьях или проведенном панк-молебне как таковых, сколько в последовавшей за этим реакцией полицейского государства в виде показательных процессов.



Есть ли смысл в такой заведомо драматичной и заведомо судебно проигрышной борьбе? Здесь я предоставлю слово самому Борису Стомахину. Вот что он сейчас пишет из тюрьмы: «Чем я руководствуюсь? Это просто образ жизни, естественное поведение, а не какой-то обдуманный расчет, бизнес-план с просчитанной прибылью. "Не могу молчать", как Толстой, да и не молчу, хотя прекрасно осознаю, что ничего от моих слов не изменится, а вот посадить могут. Но если промолчу - буду просто противен сам себе, буду себя презирать еще больше... Вот только поэтому и не молчу, а так - не считаю себя виновным, а считаю абсолютно преступным это государство, допускающее посадки за слова».

Лично мне хотелось бы подписаться под этими словами. И я не собираюсь пускаться в рассуждения о том, правильные или неправильные у человека взгляды, когда за простое высказывание этих взглядов его собираются посадить на десять лет. Публицистические статьи Стомахина полны эмоциональных гипербол и перехлестывающих метафор. Например, в одном из текстов, написанных под впечатлением от суда над Pussy Riot и реакции на него так называемой православной общественности, Стомахин пишет: "ВСЯ эта страна, тотально, со всем, ЧТО в ней есть, - должна быть уничтожена, стерта с лица земли, проклята и забыта навеки. За все прежние и нынешние кровавые убийства, за миллионы и миллионы казненных, замученных, убитых, заморенных голодом, и за украинский Голодомор, и за чеченский геноцид, и за нынешний полицейский террор путинщины, за девочек-певиц из “PR”, и за аресты по “делу 6-го мая”, за все, за все это - Россия должна быть просто уничтожена тотально, с воздуха, до состояния выжженной пустыни!.."

Ясно, что перед нами – памфлет, а не «конкретное руководство к террористическому действию» — хотя бы потому, что все эти «призывы» ни к кому конкретно не адресованы и к тому же, если понимать их буквально, заведомо неосуществимы. Их цель – не призвать к насилию, а наоборот - пробудить в обществе совесть, заставить сограждан устыдиться того, что авторитарная российская власть делала и продолжает делать от их имени в стране, и особенно на Северном Кавказе. На мой взгляд, судить Стомахина за его статьи – все равно, что судить Сальвадора Дали за его картину «Предчувствие гражданской войны». И, тем не менее, вероятность обвинительного приговора человеку, который просто выступил против насилия как «базовой ценности» российской истории, - более чем вероятна…

Похожие материалы: