,
Любопытно
{sape_links}
Опросы
Какой термин точнее обозначает нездоровую любовь к отечеству?
Патриот
Патриофил
Педриот
Потреот
Поцреот


Показать все опросы
Поделиться
Поддержать проект
Объявления
Календарь
«    Февраль 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728 
Архив новостей
Декабрь 2018 (1)
Ноябрь 2018 (1)
Февраль 2018 (1)
Декабрь 2017 (1)
Ноябрь 2017 (2)
Июль 2017 (1)
RSS
Заметки о нравственном помешательстве
Мне очень жаль, что так стремительно, - и опомниться никто не успел! - перемешались в нашем обществе представления о добре и зле. Так трудно стало быть логичным и однозначным; мало кто сегодня приемлет определенность и конкретность: с боем приходиться отстаивать текст, в котором идет борьба за нормальную, человеческую точку зрения. За трезвый взгляд на мир. Особенно «интолерантным» стало теперь называть вещи своими именами: например, доказывать, что Стомахин – это подонок, и что навряд ли порядочными людьми являются те, кто его идеи защищает.

Для меня всегда было очевидно, что любые шовинисты, - в том числе и русофобы, - уроды, а Стомахин – русофобская сволочь. Почему таким геройством стало у нас превозношение нравственной падали, которая возбуждается от испражнения на территории своего обитания и которая представлена «демократической общественностью» святым мучеником за правду? Антисемитов они готовы изничтожить, ну а русофобы – чем лучше? Логично, конечно, из гуманных соображений призывать освободить соматически больного из мест заключения, но подлостью является защита его взглядов, являющихся, очевидно, типично фашистскими.

До чего же мы все дожили – до безумия, до помрачения ума: пафосный призыв «Свободу Стомахину» сопровождается мнениями, что он, дескать, все правильно пишет и что он чуть ли не пророк. Наличие таких мнений свидетельствует в пользу того, что все части общества, - как некоторые консервативные, так и – увы! - все либеральные, - находятся на краю духовной гибели.

Есть, конечно же, и нездоровый патриотизм, и откровенные патологические перегибы, с ним связанные, но тексты Стомахина, как мне видится, страшнее в сотни раз.

Хватит спекулировать на этой теме, говорить, что написанное им - бессмысленный и алогичный бред, что Стомахин – просто больной на голову. Если вы Стомахинские «нетленки» почитаете, образ «городского сумасшедшего», «вычурного чудака со средним талантом» рассеется, и вы поймете, наконец, что это за «человек».

Всем должно, в конце концов, стать ясно, что Стомахин представляет собой нравственно помешанного. А это вовсе не означает сумасшествия, но говорит о падении человека в пропасть аморальности и распутства – в ту бездну, куда угодили Раскольников и ему подобные: «все теперь позволено».

Облагораживать Стомахинскую идеологию и защищать исповедуемые им взгляды – по крайней мере, нравственное преступление. То, что он стал писать мягче, ничего не доказывает: он одержим своим моральным безумием и от губительных идей не откажется.

Зря демшизофреники пытаются одеть его в овечьи шкуры: волк, проглотить желающий далеко не красную шапочку, а целую страну, откровенен и не скрывает желания всех переубивать.

Нет никаких сомнений в том, что под прикрытием либерализма слишком многие, ненавидящие русский мир, защищают преступника и его бесчеловечные призывы. Они намеренно искажают информацию о деле Стомахина, сознательно не публикуя цитаты из его откровенно нацистских памфлетов.

Тот, кто не знает ничего о Стомахине, может прийти к мнению, что он невинно осужденный. Но почему те же самые люди, пишущие, что его «надо выпустить в 24 часа», призывают бросать в тюрьму антисемитскую мразь? Никто разве не видит в этом открытой двойной морали? Возможно, да, тюрьма для таких наказание бессмысленное и еще больше их превращающее в отчаянных злодеев. Но почему не требуете тогда домашнего ареста, надзора и отсутствия права на доступ в интернет применительно к подобным людям? Почему?

Только негодяи могут солидаризироваться с тем, кто призывает к крови, убийствам, уничтожению. Бесчестно быть гражданином страны тому, кто эту страну ненавидит и призывает уничтожить.

Но реля