,
Любопытно
Опросы
Какой термин точнее обозначает нездоровую любовь к отечеству?
Патриот
Патриофил
Педриот
Потреот
Поцреот


Показать все опросы
Поделиться
Поддержать проект
Объявления
Календарь
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 
Архив новостей
Июль 2017 (1)
Июнь 2017 (1)
Апрель 2017 (1)
Февраль 2017 (1)
Январь 2017 (3)
Декабрь 2016 (2)
RSS
Дмитро Корчинський: российский народ до сих пор существует именно потому, что там есть Стомахин

Меня попросили говорить по-русски для того, чтобы наши немногочисленные друзья в Российской Федерации могли понимать, почему для нас Стомахин крайне важен тут, в Украине.

 

Дмитро Корчинський: российский народ до сих пор существует именно потому, что там есть Стомахин

Мы очень мало на кого можем надеяться в сегодняшней Российской Федерации, в основном это лица кавказской национальности и отдельные очень мужественные русские люди, которые могут себе позволить радикальное отрицание, могут противопоставить себя режиму, и это очень важный моральный урок для всех тех, кто сегодня живет в России. Стомахин продолжает традицию революционного движения в России, народовольцев, части революционеров начала XX столетия времен российской террористической кампании, продолжает традицию тех людей, которые мужественно себя вели в ГУЛАГах и стояли на вполне правильных позициях европейской цивилизации в России. Все эти люди были разных убеждений, были левые, были правые, были высокие, были низкие, но они правильно чувствовали, правильно мыслили и правильно действовали.

Стомахин сегодня является флагом. Быть флагом очень трудно на самом деле. То есть быть несгибаемым и никогда при всех опасностях и всех искушениях не делать шаг в сторону – это крайне трудно. В свое время Степан Бандера был флагом всего освободительного движения. То есть руководили войной другие люди, руководили подпольем другие люди, но он оставался символом. Работать символом крайне трудно, часто труднее, чем непосредственно руководить подпольем, организовывать и совершать террористические акты. Джохар Дудаев был флагом для чеченского народа. Он сам непосредственно не стрелял в российских захватчиков, но он служил флагом, когда начинались ракетные обстрелы Грозного, он поднимался на восьмой этаж рескома в зимний сад обедать со своей семьей для того, чтобы вся Чечня видела, что их символ, их президент, их флаг вместе с ними, он даже не спрятался в подвал, не то что не убежал оттуда. Он погиб как флаг, и он останется с этим народом до конца.

Стомахин — тоже флаг, человек, который, может быть, не сделал какой-то большой организационной работы. Он не проявился в боевой работе, он не есть участник подполья, он ничего не взорвал, но именно его несгибаемость, именно его всегда, абсолютно откровенная, честная, прямая позиция исключительно важна. Потому что моральные авторитеты точно так же нужны, как и деятели.

В свое время, когда пророка Мухаммада спрашивали, какое место из Корана его больше всего поражает, он говорит: «Есть одно место, которое заставляет меня каждый раз потеть и бледнеть, когда я читаю его и когда я слышу его. Это место таково: «Стой же прямо, как тебе повелено». И вот мы видим очень редкий в сегодняшней России пример человека, который стоит прямо как должно. Это исключительно важно. Это вызывает исключительное уважение, эта несгибаемость и на воле, и в тюрьме. На воле, где тебя преследует искушение, и в тюрьме, где на тебя давят и где тебя преследуют опасности.

Одинаково стоять прямо – и на воле, и в тюрьме. Именно этому нас учит пример Стомахина, и его имя в Украине должно быть более значимо, более известно, чем имена всех этих ФСБшных оппозиционеров, которые, к сожалению, мы знаем намного больше, чем имена настоящих людей, таких, как Стомахин, и наша задача – сделать его известным здесь, поднять этот флаг. И я надеюсь, что нам это удастся.

Борис высказывает очевидные вещи. Бывают, к сожалению, времена и ситуации, когда очевидные вещи, азбучные истины воспринимаются как самые опасные для режимов, для общества и, в общем, их важно говорить. Если бы он такое говорил в Украине, то, наверное, этого бы просто никто бы не заметил — как сама собой разумеющаяся мысль последние четыре года. В России это еще может быть предметом тюремного заключения. Во времена, когда слова не значат вообще ничего, значит только количество слов, словопоток, само слово по себе ничего не значит, вот оказывается, что можно говорить так, как Борис, на 1/6 части суши, что за эти слова могут давать бОльшие тюремные сроки, чем за убийство. За слова о насилии могут давать бОльшие тюремные сроки, чем за насилие. Это, конечно, удивительная вещь.

Мне кажется, что способность произносить тогда, когда это никому не удобно, тогда, когда это категорически опасно, когда это не воспринимается вообще никем, слова истины – это важное свойство праведности. Я помню, место в Библии, когда Бог говорит, что если в Содоме найдется несколько праведников, Я его не уничтожу. Там не находится этих нескольких праведников, в Содоме. Думаю, что, может быть, российский народ до сих пор существует именно потому, что там есть Стомахин. Он до сих пор еще не уничтожен Богом, потому что вот есть Стомахин и очень немногие люди, в чем-то подобные ему. Это вызывает крайнее уважение, не может не вызывать крайнего уважения, и опять же, то, что Украина не предоставляет политическое убежище таким людям, не пытается на государственном уровне, на уровне всего общества освободить их, не пытается забрать такого рода людей к себе, это большой позор, и этот позор нами должен быть должным образом смыт, искуплен в наших будущих действиях.


Похожие материалы:
  • Григорий Бакланов: "На войне мы впервые почувствовали себя свободными"
  • Юрий Левитанский: "Я им принес кусок моего же рабства"
  • Как стыдно!..
  • Памяти чистого человека
  • Дело Стомахина – наш позор
  • Приговор Стомахину – за совесть и за страх
  • Преследуя Бориса Стомахина, калеча его, государство лишь умножает свои прес ...
  • Сергей Белоголовцев: "Мы позор планеты! Мне стыдно, что я живу в этой ...
  • Физиология мужа. Священник Максим Каскун
  • Второе письмо Виктору Корбу от узника совести Бориса Стомахина