,
Любопытно
{sape_links}
Опросы
Ваше отношение к уголовному преследованию Бориса Стомахина?
Поддерживаю арест и суровое наказание
Ограничиться штрафом
Немедленно отпустить и извиниться


Показать все опросы
Поделиться
Поддержать проект
Объявления
Календарь
«    Октябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 
Архив новостей
Сентябрь 2019 (1)
Май 2019 (1)
Апрель 2019 (1)
Декабрь 2018 (1)
Ноябрь 2018 (1)
Февраль 2018 (1)
RSS
Тест Стомахина. СноваПросто посадить Стомахина режиму оказалось мало. Ему устроили пыточный режим отсидки – он не вылезает из внутрилагерной тюрьмы. Теперь, видимо, поняв, что орешек попался совсем крепкий, похоже, решили перевести его просто в тюрьму. В "крытую". Сломать или убить – неважно, во всяком случае – насладиться страданиями. Такая у режима нашего радость.

День СтомахинаПотому что есть у нас один только способ предотвратить разрушение нашей Ниневии через 40 дней. И способ этот в том, чтобы царь наш встал с престола своего, и снял с себя царское облачение свое, и оделся во вретище, и сел на пепле, и повелел провозгласить и сказать в Ниневии от имени царя и вельмож его...

Как стыдно!..Эта заметка не про власть. Не про народ. Эта заметка про "наше всё" – про правозащитников.

Оправдание терроризмаРезультатом таких действий становится то, что к РФ приклеивается ярлык государства-террориста. Неважно, хотим мы того или не хотим. Сбитый Боинг просто ускорил процесс прилипания этого ярлыка, но неважно – он пристал бы к нам и так, без Боинга.

Памяти чистого человекаСреди наших традиций – "лечить подобное подобным". Так, мы с головой, разламывающейся после вчерашнего коммунистического банкета, ухарски тяпаем рюмку доброго православия или стопку горького национализма, рассчитывая таким образом поправить здоровье. С такой традицией никакой печени не хватит. А Валерия Ильинична была общественным "трезвователем". Что может быть важнее и нужнее для общества, пребывающего в горьком запое?

Прогулки с бабушкой по Москве-рекеНаш особый путь – в освобождении светлой стороны нашей коллективной души из всей этой, такой дорогой для особопутанников помойной ямы. Наш особый путь – это культ любви, это культ совести, это культ путей развития каждого человека, которые соединяются в путь развития общества. Это культ нетерпимости ко лжи. И, конечно, это путь ума – всё более и более глубокого понимания мира и нашего места в мире. Будет на этом пути и религиозность, но это будет совсем иная религиозность, ничего общего не имеющая в своих внешних формах с той, которую мы видим вокруг.

 

Простите мне банальность – когда общество теряет ум, это очень плохо. Когда теряет совесть – это много хуже. И совсем плохо для общества, когда в нем не оказывается ни того, ни другого.


Среди многих услуг, оказываемых Борисом Стомахиным неблагодарному отечеству, есть и то, что его беда дает нам повод поговорить на эту важнейшую для нашего будущего тему.
Усилиями госпропаганды гордость за свой народ стала общим чувством. Открыто говорят об этом еще сравнительно немногие, но в глубине души гордятся тем, что они принадлежат к такому прекрасному народу, очень многие.

Да, что там много говорить – вы же сами всё знаете... Наши отцы и деды победили зло. Мы же стали злом сами. Причем – почти точно тем же самым злом. С его свастикой, стыдливо , пока еще все же стыдливо маскируемой и стилизируемой. С его белыми кругами на красном фоне. С его черными мундирами боевиков. С его выкинутыми вперед руками. Но главное – с его мировосприятием и с его мирочувствованием.

Свободу Стомахину!

Читатели этих страшных стомахинских пророчеств не могут им не верить. Пусть – и только в глубине души. Потому что они чувствуют жестокую правдивость стомахинских слов. А дальше следует нормальная защитная реакция на услышанную страшную весть: «Я не хочу этому верить! Я не буду этому верить!! Заткнись!!! Заткните его кто-нибудь!!!». И «кто-нибудь» не заставляет себя просить дважды. Для него-то эта правда страшнее смерти. И «кто-нибудь» хватает пророка, затыкает ему рот, рвет его рукописи, ломает авторучку, разбивает компьютер и волочет судить. Чтобы приговорить к чаше с ядом. Или к костру. Или к кресту. Или к шести годам и шести месяцам строгого режима...